Глава 6. Основные положения Тибетской медицины

Теоретические разделы тибетской медицины тесно связаны с индийскими аюрведическими представлениями, но в практической фармакологии эта связь выражена слабо. Индийская медицина приписывала влиянию демонов в основном психические заболевания, а медицина Тибета связывала с действием духов и демонов половину всех существующих болезней. Тибетское богословие содержит учение о «Вместерожденных» — человеке и его душе. В мифологии это учение отразилось в представлении о двух духах-гениях, добром и злом, которые сопровождают человека в течение всей жизни, фиксируют все его добродетельные и греховные деяния и после смерти предстают вместе с ним перед загробным судьей.

Представление о «Вместерожденных» — двух духах, связанных с телесной и духовной природой человека, напоминает о двух духах, которые в мифологии Древнего Вавилона сопровождают человека: «хранителе» и «господине-преследователе». Последний мог покарать болезнями за дурные поступки, нарушение религиозных законов и преступление перед богами — стражами справедливости (с. 62). Однако между тибетскими и вавилонскими духами, сопровождающими человека, есть множество различий. Отметим главное. Тибетскую культуру отличает весьма сложное учение о «Вместерожденных» — индивидуальных хранителях человека. Их было много, поскольку человек считался обладателем не одной души, а многих. Так, на ранних этапах развития тибетской религии считалось, что у человека 32 души. «Вместерожденные» обитали в определенных частях тела, которые считались важнейшими жизненными центрами. Пять различных групп духов — хранителей вызывали из левой и правой подмышки и сердца, из макушки головы и правого плеча. Существовали и духи — хранители органов зрения, речи, слуха и сердца, которому приписывалась главная роль в дыхании и сознании.

Начиная лечение, тибетский врач должен был определить с помощью гадания, какие именно сверхъестественые силы вредят здоровью пациента, где затаился враг его благополучия, почему он вредит, как можно его умилостивить или подавить. В качестве гадательного сосуда использовали панцирь черепахи. Различные фигуры, которые образовывало движение жидкости в девяти его секторах, служили основанием для составления гороскопов.

Классификация лекарственных средств отражает представление о том, что болезнь является, как правило, следствием физического проникновения демонов в тело человека, и с ними можно либо «поладить», либо изгнать их. Это отражено в делении лекарственных средств на «успокаивающие» и «очищающие». Во вторую группу в качестве основных входили рвотные или слабительные средства, способствующие механическому удалению болезнетворного фактора.

Исторические параллели: Современные названия лекарств — «успокаивающие» и «очищающие» пришли из древней медицины, и, как это часто бывает, смысл их изменился за сотни и тысячи лет. В медицине Древней Месопотамии и Китая, Индии и Тибета целью использования многих лекарств было либо «успокоение» духов внутри организма больного, либо «очищение» от них. Очищающим лекарством часто служили яды, призванные «отравить» демонов. При этом врач должен был владеть искусством дозировки ядовитых веществ: необходимо было отравить демона, не навредив при этом больному.

В качестве примера подобного лечения можно привести древнекитайскую притчу об искус-, ном враче по имени Ли Цзыюй, который прославился своими знаниями и заслужил прозвище «Проникающий в тайны». Однажды занемог младший брат правителя. Болезнь поразила его сердце и живот. В течение десяти лет никому не удавалось его вылечить, и все решили уже, что он не жилец на этом свете. Как-то ночью он услышал разговор двух демонов: один сидел за ширмой, другой — у него в животе. Тот, кто был за ширмой, сказал другому: «Почему ты не спешишь его убить? Ведь если здесь появится Ли Цзыюй и накормит тебя красной пилюлей, ты сам умрешь».

Едва рассвело, послали за Ли Цзыюем. Осмотрев больного, врач сказал: «Ваша болезнь от демона». С этими словами он достал из своего ящичка восемь красных пилюль с ядом и велел разом их проглотить. В тот лее миг живот больного начало распирать, и демон покинул его организм вместе с нечистотами. С тех пор способ излечения от этой болезни называется «Восемь красных пилюль».

После определения причины болезни составлялась пропись многокомпонентного лекарства, напоминавшая формирование войска под предводительством основного лечебного препарата — «царя». Далее следовали другие основные и второстепенные компоненты — «царица», «советники», «стражники», «проводники», «купцы», «оружие», «лошади», «глашатаи», бегущие перед царским выездом и расчищающие дорогу. Это придавало описанию заболевания и схемам лечения вид войны, царского выезда, охоты на болезнь, сцен из мифологии. Остановимся подробнее на этом интересном и необычном для европейца аспекте тибетской фармакологии.

Одно и то же лекарство могло в разных случаях быть «царем», «царицей», «стражником», «советником» или кем-нибудь другим. Вот, например, описание шести вариантов приготовления камфоры для шести разных составов, в которых это лекарство должно выполнять разные роли: «Камфару готовят так: как дикого человека, который бродит один; как богатыря, которого снаряжают оружием; как царицу, которую сопровождает учтивая свита; как посла, соединяющего с друзьями и врагами; как военачальника, находящегося среди соратников; как царя, ведущего всех за собой». Что это значит? В первом случае камфару назначают в чистом виде, во втором — «вооружают» добавлением лекарственных трав и сажают па «коня» (сахар), «учтивая свита» получается при добавлении к этим веществам мускуса, шафрана и медвежьей желчи. Дальнейшее усложнение состава делает камфару «послом», «военачальником» и «царем» в зависимости от того, против какой болезни направлено данное лекарство.

Болезни представляются врагами или дикими животными. Распространение заболевания сравнивается с наступлением врага, нападением зверя или захватом укрепленных позиций. В каждом случае освобождение от болезни ассоциируется с действием божества или духа, несущего выздоровление. Среди духов лекарственных растений особая роль в такой армии принадлежала божеству Юл-лха, духу можжевельника. Исцеляющие свойства этого растения высоко ценились тибетскими врачами.

Можжевельник занимал особое место в искусстве врачевания разных стран Востока и Запада. Его вечнозеленую хвою и тонкий аромат связывали с долгой жизнью, с исцелением от болезней. Уже египтяне, греки и римляне использовали его как лекарственное средство. В средневековой Европе можжевельником окуривали помещение во время эпидемий. Освященные в церкви ветки можжевельника, согласно поверью, отгоняли нечистую силу. Их помещали в доме для защиты от болезней и несчастья. Многочисленные прописи лекарств, содержащих целебные ягоды этого растения, сохранила европейская средневековая фармакопея.

На Руси в XVIIв. для пополнения аптечных запасов существовал особый вид подати в государственную казну — можжевеловая повинность. Ягоды можжевельника поступали к фармацевтам для изготовления лекарств. В архиве Аптекарского приказа сохранились документы о сборе населением можжевеловых ягод и «отписки» аптек об их получении. Они свидетельствуют, что можжевеловые ягоды собирались в гораздо большем количестве, чем другие лекарственные растения. Для чего московскому Аптекарскому

приказу необходимо было так много этой ягоды?

У российских лекарей в большом ходу были можжевеловый спирт и можжевеловое масло.

Способы их изготовления подробно изложены в «Реестре из дохтурских наук» (1696), составленном Холмогорским архиепископом Афанасием. Кроме того, из можжевеловой ягоды выдавливали «сусло», которое подавали царю и боярам в постные дни. Можжевеловый спирт шел на изготовление особого рода водки — «апоплектики», которая считалась универсальным лекарством.

В «Прохладном Вертограде» — одном из самых популярных русских лечебников, написано, что «ягоды можжееловые» помогают при головной боли, масло («елей») из «мождкеелового древа» полезно применять при ломоте в костях и грыже, при болях в спине и падучей болезни. Тем лее маслом лечили меланхолию и сгущение крови, капали его в ухо при глухоте. Во время эпидемий жгли ветви можжевельника и окуривали помещение можжевеловым дымом: «нечистота губительная» не грозила тому человеку, «котораго тотъ дымъ обоймешь».

Вот как рассказывает миф о появлении сложных многокомпонентных препаратов в медицине Тибета. Священная птица Гаруда, «Царь всех летающих», превратила перед смертью свои сердце, кровь, мясо, жилы и кости в драгоценные пилюли, которые защищали от всех болезней. Гаруда — не реальная птица, а мифическое могучее птицеподобное существо. В тибетские легенды этот образ пришел из индийской мифологии. «Ригведа» повествует о «царе пернатых» с телом из золота, крыльями красного цвета и человеческой головой с клювом. Гаруда был наделен такой мощью, что сотрясал горы, мог поднять в воздух слона. Когда эта птица «неизмеримой силы» выступила против богов, желая похитить напиток бессмертия, «теснимые и терзаемые Гарудой, боги отступили. ». Гаруда помогает сохранять космический ритм в движении светил. Согласно мифологии индусов, солнечные и лунные затмения происходят потому, что небесные тела пожираются демонами, которые носятся в небе. Их настигает и разрывает на куски птица Гаруда. Печень демона падает на землю в виде метеорита. Интересно отметить, что пористая структура метеоритных камней действительно напоминает структуру печени. Индийский эпос наделяет Гаруду умением говорить человеческим языком и изменять свой облик с помощью магических заклинаний. Нередко эта птица, взмывая в небо, несла на себе богов, героев или святых мудрецов.

Птиц, свободно летающих в небе, с давних времен отождествляли с солнцем. Золотое тело Гаруды напоминает об этой аналогии. В Древнем Египте сказочная цапля Бену была символом восходящего солнца. Греки назвали ее фениксом, на монетах поздней римской империи она символизировала Рим — непобедимый «вечный город». В китайском фольклоре подобная птица носила имя Фенг, у мусульман — Рух, у персов — Симург, в Индии и Юго-Восточной Азии — Гаруда, в русском фольклоре —Жар-птица, одно перо которой могло залить светом все вокруг. Марко Поло в XIIIв. в своем знаменитом сочинении о восточных странах рассказал европейцам об удивительной птице, которая может поднять в воздух слона.

В традиционной мифологии Тибета (до Гаруды) таким существом была птица кьюнг, которая считалась защитницей от многих бед, в том числе и от заразных болезней. Для иллюстрации ее могущества приведем эпизод из тибетской исторической литературы. В VIII в. китаянка — жена тибетского царя решила погубить царствующий род Тибета. Она узнала «тибетские заклинания» и, чтобы наслать на страну проказу, отрубила клюв изображению птицы кьюнг. Этим магическим действием она лишила тибетцев защиты от болезней. О птице кьюнг до сих пор напоминают названия медицинских препаратов. Например, лекарственное растение ункария клюволистная называется «когти кьюнг».

Легенда говорит, что, когда закончились драгоценные пилюли, оставленные Га-рудой, на земле появились их заменители, в том числе лекарственное растение миробалан, заменившее мясо Гаруды, и мускус, заменивший кровь священной птицы. Кроме того, каждая часть тела Гаруды превратилась в несколько лекарств сразу, например, ее роскошный хвост — в шафран, желчь медведя и тушь. В эти древние предания уходят своими корнями традиционные прописи составления сложных лекарственных препаратов: «Царь Гаруда красный», «Царь Гаруда синий» и многих других.

Мускус и миробалан, в которые, согласно преданию, превратились мясо и кровь Гаруды, считались ценными лекарствами в медицине разных стран. В настоящее время мускус, получаемый из секрета мускусной железы кабарги, применяется в основном в парфюмерии. В средневековой медицине Западной Европы и Руси он считался универсальными лекарством и ценился наравне с бобровой струей, которую называли «Mater medikamentorum» (лат. «Родоначальница медикаментов»). Мускусом лечили болезни сердца, нервные расстройства и меланхолию. Рецепты применения мускуса в медицине пришли на Русь из Индии, как и рецепты лекарств с использованием мироба-лана. Это лекарственное растение имело универсальное применение. Текст «Чжуд-ши» сообщает о том, что корни миробалана лечат болезни костей; ветви — болезни сосудов и плоды — болезни плотных органов; кожица, луб и смола — коле, сухожилия и конечности.

«Атаку на болезнь» часто начинали «передовые лекарства». Подобно разведчикам, они провоцируют медленно текущую хроническую болезнь. Этот процесс подобен выманиванию врага из укрытия или зверя из норы: «передовые лекарства — нашатырь, гвоздику, краба, киноварь и алтей лекарственный отправь на тех же конях, пусть разъярят болезнь и поднимут». «Конем» называли вещества, которые не не столько обладали целебным действием, сколько способствовали лучшему усвоению лекарства. Как правило, это были жидкости, которыми его запивали: снеговая вода или раствор сахара в ней, а также патока, молоко или кисломолочные продукты.

Читайте так же:  Народные средства от цистита у девочек

Интересно сопоставить тибетский медицинский термин «конь» с современным английским «vehicle» (повозка), которым обозначают основы для приготовления лекарственной мази. Оба термина имеют сходный смысл: так называются наполнители, растворители, связующие вещества, которые выполняют функцию подходящей среды для конкретного лекарства.

Обеспечить встречу лекарства с болезнью должны были лекарства — «проводники», «егери, управляющие лошадью». Их задача состояла в том, «чтобы они в желудок и прочие плотные или полые органы могли легко проникать». Разные группы проводников (как правило, лекарственные травы) подбираются в зависимости от конкретной болезни и пораженного органа, в то же время основное лекарство может оставаться неизменным.

Исторические параллели: В европейской медицине XIX—XX вв. поиск «проводника» подобного рода нашел отражение в теории «магической пули», которая могла бы одним ударом уничтожить микробов в организме человека. Появление этой теории связано с работами немецкого химика П. Эрлиха, развитием микробиологии и достижениями химиков в области получения красителей. В конце XIXв. Эрлих в своей лаборатории окрашивал сначала колонии бактерий на стекле, затем — ткани животных, погибших от заразных болезней. Однажды он ввел в кровь зараженного кролика краситель — метиленовую синь с целью окраски бактерий в живом организме.

После вскрытия трупа кролика Эрлих с удивлением увидел, что мозг и все нервы животного окрасились в голубой цвет, а другие ткани остались неокрашенными. Если есть краска, которая окрашивает только одну ткань, рассуждал Эрлих, должна быть и такая краска, которая способна окрасить болезнетворных микробов, попавших в организм. Задача получения такого красителя показалась ему реальной, ведь он неоднократно с успехом окрашивал колонии бактерий на лабораторном стекле.

Если добавить такую краску к лекарственной основе, можно будет получить средство, подобное «магической пуле», действующей направленно и позволяющей полностью очистить организм человека от болезнетворных бактерий. После многочисленных опытов Эрлих оставил работу с красителями. Однако в 1910 г. он создал первое синтетическое лекарство направленного действия — сальварсан, убивающее бледную спирохету, возбудителя сифилиса.

Приведем пример того, как разные лекарственные травы, используемые тибетскими врачами в качестве проводников, направляют действие лекарства. Одна и та же лекарственная основа с добавлением в качестве проводников редьки, лука и перца подействует на желудок, а с добавлением ярутки полевой, песчанки и змееголови-ка — на легкие. Подобрав другие проводники, можно добиться действия того же лекарства на печень или селезенку. Проводник способствует доведению основного лекарства до цели, «устраивает ему встречу с болезнью в нужном месте». В этом выражении из тибетского медицинского текста «встреча с болезнью» знаменует начало той битвы, в которую вступят и «царь», и «царица», и «воины» с «глашатаями», и все войско — многокомпонентная лекарственная смесь, составленная в соответствии со сложными правилами тибетской медицины.

Этим описанием изгнания болезни из тела человека мы закончим знакомство с медициной Тибета. Вместе с буддизмом тибетская медицина приникала в другие страны, в том числе на территорию России — прежде всего в Калмыкию и Забайкалье. Появление «Чжуд-ши» на русском языке связано с именем известного врача П.А.Бадмаева (1849-1920). Сын монгольского скотовода из старинного рода Батма, в детстве он носил имя Жамсаран. Его старший брат Сультим был тибетским врачом, которому удалось вместе с помощниками победить эпидемию тифа в забайкальских степях. После этого Сультим был приглашен в Санкт-Петербург, в Николаевский военный госпиталь. Вскоре он открыл аптеку тибетских лекарственных трав и занялся врачебной практикой. Сультим Батма принял православие и с ним новое имя Александр в знак благодарности императору за его милость.

По ходатайству старшего брата Жамсаран был принят в Иркутскую классическую гимназию, которую окончил с золотой медалью. После этого молодой человек поступил на восточный факультет Санкт-Петербургского университета и одновременно начал посещать лекции в Медико-хирургической академии. По вечерам он учился у старшего брата искусству тибетского врачевания. Ко времени окончания университета и академии Жамсаран принял православие, взяв имя Петр в честь Петра Великого, а отчество — в честь будущего императора Александра III.

После смерти старшего брата П.А.Бадмаев много путешествовал по Китаю и Монголии, встречался в тибетскими лекарями. В 1894 г. он открыл практику в Санкт-Петербурге и занялся расширением аптеки тибетских лекарственных трав, открытой еще его братом. Слава Бадмаева как удивительного диагноста и врача быстро росла. Его стали приглашать во дворец для лечения членов царской семьи и самого Николая II. Еще в 1860 г. старший брат Бадмаева добился высочайшего повеления Александра II о переводе «Чжуд-ши» на русский язык. Сам он не мог этого сделать из-за недостаточного знания русской грамоты. Перевод двух первых томов классического канона тибетской медицины на русский язык с исторической справкой и комментариями был сделан почти сорок лет спустя его младшим братом. Книга П.Бадмаева «О системе врачебной науки Тибета», вышедшая в 1898 г., вызвала всеобщий интерес. Некоторые представители официальной медицины обвиняли Бадмаева в знахарстве и шаманстве, однако в этом не было ничего удивительного: слишком непривычным для официальной медицинской науки было тибетское врачебное искусство. Не разногласия с коллегами были причиной настоящих гонений и преследований в жизни Бадмаева.

В 1919 г. он перенес тиф, находясь в заключении в Чесменском лагере. Прекра

тили свое существование аптека тибетских трав на Поклонной горе и приемная

Бадмаева на Литейном, 16. Тюрьмы и допросы подорвали его здоровье. Японский

посол предлагал ему покинуть Россию и принять подданство Японии, но Бадмаев не

захотел сделать этого. Он был похоронен на Шуваловском кладбище в Санкт-

Петербурге, труды его были запрещены, ученики и последователи репрессированы.

В 1990 г. в Санкт-Петербурге был создан Научно-исследовательский центр тибет

ской медицины имени Петра Бадмаева с целью возрождения его школы и издания

Глава 3. Основные принципы замены лекарственных растений тибетской медицины

Анализ описаний лекарственных растений в «Вайдурья-онбо» показывает, что уже в период создания трактата были известны случаи замены одних видов сырья другими, нередко худшими по лечебным свойствам.

Автор трактата указывает на существование заменителей и обращает внимание на фальсификаторы — такие растения, которые нельзя использовать при изготовлении лекарств.

В Тибете индийское и китайское растительное сырье заменялось местным. В Монголии из импортного сырья в значительной мере сохранилось китайское, а индийские и тибетские растения были заменены представителями монгольской флоры. Забайкальский вариант претерпел также очень большие изменения.

Необходимость поиска заменителей диктовалась прежде всего невозможностью получения первоначально применяемого лекарственного сырья, что, в свою очередь, зависело от ограниченности экономических связей Монголии и Забайкалья, дальности путей из Индии и Тибета. При этом заменялось сырье скоропортящееся, не выдерживающее далеких перевозок: в большей степени — цветки, листья, травы; в меньшей — корни, корневища, сухие плоды и семена [Гаммерман, Семпчов, 1963; Гаммерман, 1966].

В связи с труднодоступностью и отсутствием заменителей в Забайкалье не применяли двадцать четыре вида сырья. Среди них корни Inula racemose Hook, (пу-шкар-му-ла), Jurinea macrocephala Benth. (пхо-рог-миг), плоды Mangifera indica L. (бра-го), плоды (?) Bombax ceiba L. (шал-ма-ли), семя Ormosia sp. (ба-мкхал) и др.

Поиски заменителей осуществлялись различными путями. Некоторые из них с позиций современных представлений о метаболизме веществ вторичного происхождения в растениях являются вполне обоснованными. К числу таких путей относится, прежде всего, использование в качестве заменителей видов одного и того же рода или близких родов одного семейства.

А. Ф. Гаммерман было показано, что в Забайкалье ламы-лекари хорошо знали растения. Так, например, астра алтайская считалась у них лучшим сырьем и гемолитический индекс у нее оказался 1:150 против худшего сырья астры альпийской с гемолитическим индексом 1:83. Также у лучшего сорта сырья смолевки ползучей — 1:150000, а у худшего — смолевки енисейской 1:125 [Гаммерман, Шупинская, 1937].

Под названием «тханг-пхром» первоначально был известен Datura metel L. В Тибете в качестве его заменителя использовали Physalis praealta Hook., а в Забайкалье начали применять местный вид пузырницы Physochlaina physaloides (L.) G. Don. Все эти растения по химическому составу более или менее равноценны, так как содержат тропановые алкалоиды [Chopra е. а., 1956; Пешкова, 1964; Leete, 1979].

Из семейства валериановых в «Вайдурья-онбо» описано растение банг-бой. Оно имеет толстое корневище, прикорневую розетку листьев, красно-коричневые стебли и розово-красные цветки, собранные в соцветие [ВО, л. 220а]. Нами это растение идентифицировано как Nardostachys jatamansi DC, а в Забайкалье этот вид сырья был заменен растением того же семейства валерианой лекарственной V. officinalis L.

Под тибетским названием «ли-га-дур» в «Вайдурья-онбо» описано растение с листьями, похожими на листья борца разнолистного. Черешки листьев красные, цветки тоже красные. Корень растения снаружи похож па зарубцевавшуюся кожу [ВО, л. 203б]. Санскритский эквивалент тибетского ли-га-дур — Pashnambheda [Ш., 1406] — расшифровывается как бадан язычковый Bergenia ligulata [Kirtikar, Basil, 1934; Chopra e. a., 1956]. В Забайкалье под названием «га-дур» и «ли-га-дур» известны корни бадана толстолистного (В. crassijolia). Такую замену, по-видимому, можно считать рациональной, так как корпи обоих растений содержат одинаковые группы действующих веществ [Chopra е. а., 1956; Атлас. 1962; 1976].

В пределах близких систематических групп в Забайкалье найдены заменители для многих тибетских растений. Так, растения рода сверция заменялись видами горечавки, представители рода горечавка — видами галении.

Известно, что в траве горечавки бородатой содержится горечь [Гаммерман, Шупинская, 1937], найдены флаво-ноиды [Николаева и др., 1979]. Как известно, флавоноиды обладают высокой биологической активностью, для них установлено противовоспалительное и желчегонное действие [Барабой, 1976]. Кроме того, различные виды сем. горечавковых издавна известны как желчегонные [Гаммерман, Гром, 1976]. В связи с этим замену сверции чираты травой горечавки бородатой следует считать, по-видимому, вполне обоснованной. В пределах родов заменены виды мытника, остролодочника, астрагала и др.

Нередко заменителями являлись разные органы одного и того же растения. Так, семена чернушки посевной, называемые «сэ-ра-наг-бо», заменяли ее листьями, и кроме того, видами борца, растущего в Тибете [ВО, л. 189а]. Корни молочая (тхар-ну) можно было заменять надземной частью этого растения, высушенной в тени [Большой агинский жор, л. 121а].

Нередко поиск заменителей проводился на основании внешнего сходства, одинакового вкуса и запаха, учитывалась окраска и форма цветков, листьев, окраска древесины, корней, вкус и форма семян и плодов и т. п. Отмечались и случаи фальсификации дорогостоящих ввозимых из других стран видов сырья местными видами, часто не имеющими никакого сходства с исходным сырьем.

Примером замены сырья по сходству растений можно считать замену семян момордики кохинхинской Momordica cochinchinensis из семейства тыквенных. Это растение по-тибетски называется «сэр-чжи-ме-дог» (золотой цветок), очевидно, за желтую окраску цветков. Сырье сэр-чжи-ме-дог использовалось в качестве противовоспалительного [ВО, л. 190а]. Действительно, известна протпвовоспалительная активность семян момордики кохинхинской [Муравьева, Гаммерман, 1975].

В Забайкалье иод названием «сэр-чжи-ме-дог» использовался красоднев малый Hemerocallis minor Miller из семейства лилейных, имеющий крупные желтые цветки. Как показали экспериментальные исследования, противовоспалительная активность у цветков красоднева отсутствует [Трутнева и др., 1971]. Замена, по-видимому, проведена только на основании сходства в окраске крупных цветков.

Для целого ряда заменителей, не принадлежащих к одному семейству или роду, есть данные, свидетельствующие о близости их фармакологического действия. Так, в Вайдурья-онбо» под названием «а-шо-гандха» описано два лекарственных растения — с белыми и красными цветками. Корни а-шо-гандха похожи на таковые тханг-пхром, листья и стебли сочные, опушенные. Растет а-шо-гандха на обрабатываемых землях [ВО, л. 232а]. Одно из этих растений нам удалось идентифицировать. Под санскритским названием a-sho-gandha, от которого и произошло тибетское название, были известны корни витании снотворной Withania somnijera Dunal, обладающие слабым успокаивающим действием [Kirtikar, Basu, 1934; Chopra е. а., 1956]. В практике тибетской медицины в Забайкалье корни витании были заменены корнями пеона белоцветкового Paeonia albiflora Pall. Настойка корней близкого вида (P. anomala L.), применяемая в научной медицине, обладает седативным действием [Турова, 1974; Телятьев, 1976].

Читайте так же:  Народная медицина при насморке у ребенка

По сходству в окраске цветков и наличию приятного запаха заменено сырье под названием «чжа-бой». Как показано в «Вайдурья-онбо», чжа-бой имеет ветвистые от основания стебли, листья, похожие на языки пламени, желтые с приятным запахом цветки, собранные в кистевидные соцветия [ВО, л. 220аЗ]. Это растение идентифицировано нами как патриния однотычинковая Patrinia monandra С. В. Clarke. Судя по наличию санскритского эквивалента tagara [Ш., 1756], этот вид патринии был еще в Индии заменен валерианой Валлиха Valeriana wallichii DC [Chopra, e. a., 1956]. Для этого вида валерианы характерны розовые цветки [Hooker, 1881]. В Забайкалье валериана Валлиха была заменена чабрецом ползучим Thymus seryllum L. сем, яснотковые (губоцветные) с учетом окраски цветков и наличия запаха.

Заменители растения бар-ба-да также подбирались по форме плода. В трактате под этим названием описан гипе-коум прямой, однако забайкальские ламы-лекари наряду c этим растением часто использовали другие виды, принадлежащие к различным семействам, но имеющие несколько удлиненные плоды. Так, применялись виды резухи с длинными стручками, пастушья сумка, имеющая своеобразный стручок с выемкой, лептоиирум дымянко-вый, имеющий плоды — удлиненные листовки. Поскольку бар-ба-да рекомендована при лечении «инфекционных болезней с температурой» [ВО, с. 217б], то растения, перечисленные выше, были исследованы на антибиотическую активность, однако эффективными из пяти видов оказались лишь два — гипекоум прямой и лептопирум дымян-ковый [Аркадьева и др., 1966].

Красная окраска древисины Acacia catechu, Willd. по-тибетски называемая «сэнг-дэнг», послужила признаком для поисков заменителей и в качестве замены стали использовать красноватую древесину видов жостера. В трактате «Вайдурья-онбо» этот вид сырья охарактеризован так: «(сэнг-дэнг) колючий растет в жарких странах, ствол большой, древесина твердая, листья похожи на щетину свиньи» [ВО, л. 203б4]. Санскритский эквивалент сэнг-дэнг — kliadira [Ш., 110а] расшифровывается как Acacia catechu Willd. [Kirtikar, Basu, 1934].

Приведенная выше характеристика сэнг-дэнг из «Вайдурья-онбо» соответствует описанию этого вида во «Флоре Британской Индии». Листья этого колючего дерева дваж-ды-перистосложные с мелкими листочками, ядровая древесина-красная, луб — желтый [Hooker, 1876]. Но рисунок Атласа не имеет ничего общего с описанным растением. В Атласе дано стилизованное изображение трех деревьев с цельными листьями. Ствол одного дерева окрашен в красный цвет, другого — в желтый. Подписи под рисунком поясняют, что речь идет о «сэнг-дэнг красном», «сэнг-дэнг желтом» и «хвое сэнг-дэнг». Возможно, в Атласе изображен один из видов жостера, древесина которого была более доступна. Судя по коллекциям лекарственного сырья [Гаммерман, Семичов, 1963] в Забайкалье древесина акации катеху вообще не применялась.

Плоды растения Cynanchum vincetoxicum из семейства ластовневых в Забайкалье и Монголии заменены плодами Antitoxicum sibiricum (L.) Pobed. Причем в Забайкалье плоды A. sibirica считались лучшим сырьем, могли заменяться плодами растения сем. ластовневых — Cynoctonum purpureum (Pall.) Pobed. и растениями других семейств — Epilobium davuricum Fisch., E. palustre L. и Chamaenerion angustifolium (L.) Scop. [Гаммерман, Семичов, 1963]. Следует отметить, что во всех случаях замены, по-видимому, сыграла роль форма плода. В «Вайдурья-онбо» под названием «дуг-мо-ньюнг» описано растение, имеющее плод листовку и семена с удлиненными волосками. Плоды рекомендуются для лечения заболеваний мкхрис и кишечника, сопровождающихся температурой и жидким стулом [ВО, л. 190б].

Изучение фармакологического действия кипрея длиннолистного Chamaenerion angustifolium (L.) Scop. показало, что препараты его обладают противовоспалительным и обволакивающим действием [Варлаков, 1963], а плоды ластовня сибирского Antitoxicum sibiricum (L.) Pobed. благотворно влияют на функцию печени и кишечника [Шатохииа, 1974].

Иногда импортное сырье подвергалось фальсификации. Так, например, в трактате «Вайдурья-оибо» даны описания трех различных растений, сырье каждого известно иод названием «корни костуса». Первое растение — руда — с белыми цветками и корнями, похожими па расколотые рога оленя [ВО, л. 1996]. Его санскритские названия — Kushta и Poshkarmula [Kirtikar, Basil, 1934]. Но под названием Poshkarmula известно и другое растение, которое тоже описано в «Вайдурья-онбо»: «имеет желтые цветки, растет в саду» [ВО, л. 1996]. Мы считаем, что здесь идет речь о корнях девясила кистистого Inula rаcemosa Hook. или крестовника Senecio jacquemontianus Benth., которыми в индийской медицине фальсифицировали корни костуса прекрасного и называли Pushkarmula (Kirtikar, Basu, 1934], что также означает корень костуса.

Круглым костусом в Китае называют также корни соссюреи костус — Saussurea Costus (Falc.) Lipsch. Тибетское же название ее «банг-ци-до-бо».

В Забайкалье в качестве заменителей костуса под названием «ру-да» известны корни вздутоплодника сибирского Phlojodicarpus sibiricus (Fischer, ex Sprengel) К. — Pol. из семейства зонтичных и корпи мордовника широколистного Echinops latifolius Tausch из семейства астровых. Все они относятся к различным семействам, принципы замены их друг другом не ясны, и рациональность замены нуждается в экспериментальной проверке. Тем более, что показания к применению корней костуса прекрасного, девясила кистистого, крестовника и соссюреи костус различны (табл. 6).

Среди лекарственных средств тибетской медицины значится «га-ра-пьдза». Автор трактата указывает, что настоящая га-ра-пьдза — редкое сырье. Семя похоже на яйца змеи, используется как средство, поднимающее теплоту в желудке [ВО, л. 1936]. По нашему мнению, га-ра-ньдза — санскритское название, под которым известно семя понгамии голой Pongamia glabra Vent. [Kirtikar, Basil, 1934; Chopra e. a., 1956] из сем. бобовых.


Таблица 6. Применение в тибетской медицине корней костуса прекрасного и его фальсификатов


Таблица 7. Применение в тибетской медицине семян понгамии голой и ее заменителей


Таблица 8. Некоторые растения забайкальской флоры, наиболее часто использовавшиеся в качестве заменителей

Автор «Вайдурья-онбо» отмечает, что под названием «га-ра-ньдза» одни используют жам-брэй, другие — га-мар или круглую гла-гор-шо-шу [ВО, л. 193б].

Нами установлено, что все эти растения имеют научные соответствия и показания к применению, отличные от основного сырья (табл. 7), и в связи с этим, по-видимому, замена семян понгамии голой указанными растениями ошибочна.

В ряде случаев как заменители вводились растения, имеющие сходные по звучанию названия на разных языках. Так, сырье, называемое «го-чжэ-ла», идентифицировано нами как плод анакардиума восточного. В Забайкалье в практике вместо него использовалп семена Strychnos nux vomica L. — чилибухи, которые в «Вайдурья-онбо» описаны под тибетским названием «дум-таг». Путаница произошла, по-видимому, потому, что санскритский эквивалент тибетского дум-таг — Kuchla созвучен с тибетским го-чжэ-ла (go-byi-la). В связи с этим автор «Вайдурья-онбо» при описании растения дум-таг специально подчеркивает: «го-чже и дум-таг не одно, а два растения. Дум-таг растет в местности Южный Ронг, имеет искривленный ствол, плотные широкие листья, светло-желтые цветки и округлые плоды со светлыми плоскими семенами» [ВО, л. 211б]. Плоды же го-чжэ-ла используются для лечения «болезней червей, как прекращающие некроз при заразных болезнях желудка» [ВО, л. 1934б). Таким образом, замена плодов анакардиума восточного семенами чилибухи практиковалась давно. Но автор «Вайдурья-онбо» считает, что эти виды сырья не должны заменять друг друга.

Итак, целый ряд примеров показывает, что наряду с удачной заменой целого ряда индо-тибетских растений видами флоры Забайкалья нередко отмечались фальсификация сырья и необоснованная замена.

Таким образом, возникает вопрос об изучении правомерности наиболее часто использовавшихся заменителей. В связи с этим мы рекомендуем для экспериментальных исследований некоторые растения-заменители, наиболее часто встречающиеся в лекарственных препаратах (табл. 8).

Нам представляется, что сравнительное изучение фитохимии и фармакологии исходного сырья и его заменителей из флоры Забайкалья даст возможность обосновать целесообразность замены отдельных видов растений, включенных в малокомпонентные прописи.

Отдельные растения в тибетской медицине использовались редко. Как правило, применяли многокомпонентные препараты. Прописи этих препаратов собраны в многочисленных рецептурных справочниках, которые никем не изучались. Мы проанализировали разделы «Отвары» и «Порошки» из «Большого агинского жора» рецептурного справочника, составленного на основе главных руководств но медицине — IV тома «Чжуд-ши» и «Вайдурья-онбо» [Суркова, 1981; Блинова и др., 19833.

В разделе «Отвары» для применения per se рекомендовано всего 10 видов растений. Проверка лечебного действия их представляется нам интересной, так же как и экспериментальное изучение биологической активности многокомпонентных лекарственных смесей.

Для тибетских рецептурных прописей характерны все основные черты традиционной восточной рецептуры: мно-гокомпонеитность, наличие в составе средств животного, минерального и растительного происхождения, дублирование отдельных видов лечебного действия. Можно также условно выделить комплексы, обеспечивающие специфику действия и компоненты, направленные на активизацию обменных процессов, улучшение трофики и повышение защитных функций организма.

В результате проведенной работы нами рекомендованы на экспериментальные исследования древесина бузины сибирской, трава змееголовника молдавского, льнянки бурятской, шикши черной, скабиозы венечной, ярутки полевой, плоды ластовня сибирского и других видов, известных в тибетской медицине в качестве противовоспалительных средств. Все исследованные препараты обладают более или менее выраженной противовоспалительной активностью. Наибольший эффект обнаружен у травы шикши черной и древесины бузины сибирской (26,9 и 31%).

Результаты этих предварительных исследований и фармакологическое изучение ряда препаратов тибетской медицины [Убашеев, Назаров-Рыгдылон, 1979; Константинова И др., 1979; Хапкин, 1979; Баторова и др., 1980] являются предпосылкой для углубленного изучения по рекомендациям трактата отдельных видов растений и малокомпонентных смесей методами современной химии и фармакологии.

Лекарственные растения Забайкальского края, применяемые в тибетской медицине

Видовой состав лекарственных растений, применяемых в тибетской медицине. Их сезонное развитие, оптимальные сроки сбора и охрана. Рекомендации по просвещению населения о состоянии сырьевой базы. План-проект аптекарского огорода для Ботанического сада.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Министерство образования и науки Российской Федерации

Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический

университет им. Н.Г.Чернышевского

Академическая кафедра экологии и экологического образования

Выпускная квалификационная работа

Лекарственные растения Забайкальского края, применяемые в тибетской медицине

(на примере растений Оловяннинского и Читинского районов)

1. Использование растений в тибетской медицине

1.1 История становления тибетской медицины

1.2 Специфика использования растений в тибетской медицине

2. Изучение лекарственных растений Оловяннинского района, применяемых в тибетской медицине

2.1 Физико-географическая характеристика Оловяннинского района

2.2 Растительность Оловяннинского района

2.3 Видовой состав и обилие лекарственных растений Оловяннинского района (на примере с. Единение)

3. Изучение лекарственных растений Читинского района, применяемых в тибетской медицине

3.1 Физико-географическая характеристика Читинского района

3.2 Растительность Читинского района

3.3 Лекарственные растения Читинского района, применяемые в тибетской медицине

3.4 Особенности сезонного развития лекарственных растений рода Artcmisia в зависимости от микроклиматических погодных условий

4. Охрана и рациональное использование лекарственных растений Читинской области

4.1 Охрана и рациональное использование лекарственных растений края

4.2 Просвещение населения как один из механизмов охраны растений

4.3 Роль ботанических садов и аптекарских огородов в охране лекарственных растений

Актуальность темы. Лекарственные растения издавна применяются человеком и составляют почти половину лекарственных средств современной медицины. Лекарственные растения, применяемые в тибетской медицине, составляют значительную часть всех лекарственных растений, и представляют немалый интерес, так как тибетская медицина — одна из древнейших.

Лекарственная сырьевая база читинской области изучена недостаточно, поэтому выявление видового состава, сроков сбора и способов охраны лекарственных растений Читинской области, применяемых в тибетской медицине, является актуальным.

Цель: изучение видового состава, экологических особенностей и способов охраны лекарственных растений тибетской медицины на примере растений Оловяннинского и Читинского районов Читинской области.

Объект исследования: лекарственные растения, применяемые в тибетской медицине.

Предмет исследования: лекарственные растения тибетской медицины, произрастающие на территории Читинского и Оловяннинского районов.

1) выявить видовой состав лекарственных растений, применяемых в тибетской медицине, на территории Оловяннинского и Читинского районов;

2) изучить сезонное развитие и выявить оптимальные сроки сбора лекарственных растений рода Artemisia на территории Читинского района;

3) выявить меры охраны лекарственных растений;

4) разработать рекомендации по просвещению населения о состоянии сырьевой базы лекарственных растений Читинской области;

Читайте так же:  Баланит у мальчиков лечение в домашних условиях

5) разработать план-проект аптекарского огорода для Ботанического сада г. Читы.

2) методы полевых исследований:

а) методика эколого-фенологических наблюдений (по Бейдеман, 1974);

б) методика построения фенологических спектров (по Шенникову, 1928).

3) метод проектирования и закладки приусадебного участка (по Батмановой, 1991).

Практическая значимость: данная работа может использоваться студентами, изучающими лекарственные растения, в частности аспекты изучения видового состава и охраны; а также учителями для организации факультативного курса «Зеленая аптека Забайкалья может закрыться».

В процессе написания работы было использовано ____ источников научной литературы.

1. Использование растений в тибетской медицине

1.1 История становления тибетской медицины

Проникновение медицины в Тибет связывают с распространением буддизма и датируют 6-7 в. н.э. Наибольшее влияние на тибетскую медицину в период ее расцвета до 17 века оказала индийская медицинская традиция, но в арсенале лекарственных средств использовались также китайские растения и сырье из стран мусульманского Востока (2. с.30).

Несмотря на то, что доступ европейцам в Тибет был закрыт и на протяжении пяти веков только отдельным путешественникам удалось туда проникнуть, сведения о Тибете и медицинской науке появились в Европе еще в 14 веке (1. с.100).

Тибетская фармакогнозия возникла при Будде Шаньямуни более 2500 лет назад (23. с.20).

Первые медицинские книги привезены в Тибет из Китая. это же время ко двору приглашались врачи из Индии, Китая и Персии. Эти медики, каждый из которых представлял традиционную медицину указанных стран, составил руководство по медицине с учетом достижений всех трех медицинских школ (1. с.102).

Этот период (до 11 века), когда в основе медицины лежали достижения индийской, китайской и персидской медицин, в литературе известен под названием «старой медицинской школы».

Новая школа, соответствующая дошедшей до наших дней традиционной медицине Тибета, полностью базируется на индийской медицинской литературе. Одним из основных сочинений по тибетской медицине является «Чжуд-ши», автором которого, по тибетскому приданию, считают индийского врача Цо-Чжэд-Шонну. В Тибете до 17 века существовали две школы, которые назывались «чжанба» и «сурхарба» по названию местностей, где были расположены монастыри. В этих школах созданы крупные комментаторские труды к «Чжуд-ши». Качественно новый этап в развитии тибетской медицины начинается с распространением ее в Монголии. Для этого этапа характерно составление практических руководств для лечения, введения в практику лекарственных средств из народной медицины монголов и составление терминологических словарей, в которых даются разъяснения значения тех или иных терминов (2. с.50).

История тибетской медицины в Забайкалье насчитывает около 300 лет. Первое сообщение о практике тибетской медицины у забайкальских бурят было сделано натуралистом И.Г. Гмелиным, который в 1735 году встретил на р. Онон ученого лекаря тибетской медицины и описал в своей книге, вышедшей в 1753 году, увиденные им инструменты, технологию приготовления сложных минеральных составов и даже операцию удаления бельма.

Своего расцвета тибетская медицина в Забайкалье достигла во второй половине 19 века, когда при монастырях были открыты специальные медицинские школы (мамба-дацаны) и организовано переиздание, перевод, изучение тибетской медицинской литературы, а также создались оригинальные рецептурные справочники («жоры»), в которых обобщен опыт этой древней медицинской системы применительно к местным условиям.

При распространении медицины из Тибета в Монголию, Калмыкию, Туву и Забайкалье происходила замена индийского, китайского и тибетского сырья растениями местной флоры. Изменения в арсенале лекарственных средств обусловили формирование монгольского и забайкальского вариантов тибетской медицины, для каждого из которых характерно наличие общего ядра лекарственных средств преимущественно из флоры Индии, Китая и широкого ассортимента растений местной флоры.

Забайкалье является самым северным регионом распространения тибетской медицины. По географическим, климатическим условиям и образу жизни населения эта территория резко отличается от Индии, Китая и Тибета, поэтому проблема поиска заменителей в условиях Забайкалья была гораздо острее, чем даже в Монголии.

За сравнительно короткий срок — не более ста лет — во флоре Забайкалья для большей части растений были найдены заменители, список которых насчитывает около пятисот видов растений.

1.2 Специфика использования растений в тибетской медицине

Лекарственные средства тибетской медицины в основном изучали русские ученые, поскольку они имели возможность получить богатый опросный материал улам-лекарей Забайкалья, где в дореволюционное время тибетская медицина была широко распространена среди бурятского населения (1. с.110).

Так, среди русских ученых и исследователей, внесших вклад в изучение лекарственных растений тибетской медицины на территории Забайкалья следует выделить И. Реманна, В. Птицына, Н.В. Кирилова, А.М. Позднева, А.Ф. Гаммермана, Б.В. Семичова, М.Д. Шупинскую, М.Н. Варлакова, Т.А. Меньшикову, Г. Стукова и других.

Таким образом, имеются исчерпывающие сведения об ассортименте растений тибетской медицины в Забайкалье, но некоторые растения, использовавшиеся в Тибете, остались неизвестными. Также научно не доказана полная идентичность лечебных свойств тибетского сырья и его заменителей из флоры Монголии и Забайкалья.

Фармацевтические знания являются важной частью тибетского медицинского искусства и науки. Она основывается на ряде теорий и законов, которые установлены с помощью логики, а также путем непрерывного изучения и опыта (23. с.35).

Вообще тибетская медицина выделяет 5 элементов, которые являются материальной основой, как живых, так и неживых феноменов: Земля, Вода, Огонь, Воздух и Пространство. Именно на теории пяти элементов базируются принципы фармакогнозии. Также фармакогнозия основывается на законе органического единства материальных тел, включая человеческое тело, с одной стороны, и лекарства — с другой.

Одним из основных правил тибетской медицины является лечение всего организма больного, поэтому в ней используются не единичные растения, а сложные лекарственные смеси.

Принципы составления тибетских лекарственных смесей изложены в «Чжуд-ши» и «Вайдурья-онбо».

Компоненты лекарственной смеси должны быть подобраны с учетом ряда особенностей: (1. с.115)

1) составление смеси из минеральных, животных и преимущественно растительных средств;

2) одинаковая направленность лечебного действия нескольких компонентов смеси;

3) введение с лекарством в организм недостающих для организма «первоэлементов»;

4) ликвидация проявлений болезни средствами, противоположными по действию ее признакам (при наличии жара необходимо назначать средства, снижающие жар, а при «холодных болезнях» дать лекарственные смеси с горячительными свойствами);

5) подбор компонентов с учетом вкуса, свойств и качественных признаков.

Таким образом, тибетская медицина зародилась в Тибете в 6-7 в. н.э. в результате переосмысления тибетцами достижений традиционных систем Востока. Наибольшее влияние на формирование традиций тибетской медицины оказала индийская медицина.

Сохранив неизменными ее теоретические основы, тибетцы распространили медицину вместе с буддизмом на территории Монголии, Тувы, Калмыкии, Забайкалья и др.регионов, в связи с чем появились монгольский, бурятский и другие варианты индотибетской медицины.

В данной работе будут рассматриваться лекарственные растения бурятского варианта тибетской медицины на примере двух районов Читинской области (Оловяннинского и Читинского районов).

Важной особенностью тибетской медицины является лечение всего организма человека, поэтому для лечения используются сложные лекарственные смеси, которые составляются с учетом некоторых особенностей:

1) лекарственная смесь должна включать не только растительные средства, но и средства минерального и животного происхождения;

2) компоненты лекарственной смеси должны иметь одинаковую направленность лечебного действия;

3) при введении лекарства в организм необходимо учитывать введение недостающих «первоэлементов»;

4) подбор компонентов с учетом вкуса, свойств и качественны признаков лекарственных растений;

5) ликвидация проявлений болезни средствами, противоположными по действию ее признакам.

Глава 2. Изучение лекарственных растений Оловяннинского района, применяемых в тибетской медицине

2.1 Физико-географическая характеристика Оловяннинского района

Оловяннинский район на территории Читинской области занимает окраинное положение, граничит с Борзинским, Могойтуйским, Ононским и Балейским районами (прил. 1). Площадь территории района 6,3 тыс.км2, административный центр — п. Оловянная.

Оловяннинский район в целом относится к довольно приподнятым над уровнем океана территориям. Наименьшая отметка в рельефе района составляет 530 м, а наибольшая — 1412 м (12, с.50).

При геоморфологическом районировании территорию Читинской области разделяют на 6 геоморфологических областей: нагорья севера Читинской области, становое нагорье, витимское плоскогорье, забайкальское среднегорье, Хэтхэй — Даурское нагорье, Ульдза — Торейская равнина.

Оловяннинский район в основном приурочен к Ульдза-Торейской равнине и частично к Забайкальскому среднегорью (24, с.112). В морфоструктурном отношении Ульдза-Торейская равнина является четвертой окраиной еще более крупной Ульдза-Хайларской (Далайской) равнины — обширного межгорного понижения гобийского типа, расположенного на смешанных территориях Китая, Монголии и России.

Ульдза-Торейская равнина — хорошо сохранившаяся древняя поверхности выравнивания с развитой на ней местами корой выветривания. Равнина по отношению к соседним является областью относительно погружения. Она отличается наличием соленых озер, бессточных впадин, сглаженным рельефом водоразделов, незначительными амплитудами высот.

Положительные формы рельефа, как правило, имеют плоские вершины, пологие склоны и седловины, и представлены хребтами (12, с.60).

В Оловяннинском районе выделяют следующие водораздельные хребты (прил.2):

1) Ононский (абсолютная высота над уровнем моря (1100-1400 м). Хребет расположен в Аргунской структурно-формационной зоне, сложенной комплексом отложений, почти идентичных горным породам Цугольского хребта.

2) Цугольский (абсолютная высота над уровнем моря 800-1100 м). Хребет расположен в основном в пределах Аргунской структурно-формационной зоны, сложенной комплексами докембрийских, палеозойских и мезозойских пород. Общая протяженность хребта 110 км. Рядом с хребтом расположена гора «Белуха» с максимальной отметкой 1400 м.

3) Хребет Кукульбей (абсолютная высота над уровнем моря 1200-1400 м) расположен на юго-востоке и востоке района, по его водоразделу проходит часть административной границы с Борзинским и Балейским районами (прил.2). Горные склоны расчленены сетью долин постоянных и временных водотоков, местами отмечаются скальные выходы, а в водораздельной части хребта кое-где сохранились фрагменты поверхности выравнивания. В геологическом отношении хребет расположен в основном в пределах Аргунской структурно-формационной зоны, сложенной комплексами докембрийских и палеозойских пород.

Хребты Оловяннинского района ориентированы в северо-восточном направлении и являются водоразделами рек Унды, Турги и Борзи.

Отрицательные формы рельефа района — межгорные впадины, среди которых можно отметить Тургинскую, Цугольскую, Боржигантайскую и Ундинскую впадины (см.прил.2).

Тургинская впадина находится в верхнем течении р.Турга. Эта впадина относится к забайкальскому типу. Ее заложение произошло в мезозое, а дальнейшее формирование идет под воздействием неотектонических движений неоген-четвертичного времени в пределах Аргунской структурно-формационной зоны.

Цугольская и Боржигантойская впадины — единое понижение на окраинах Цугольского и Ононского хребтов и на их предгорьях наиболее опущена часть понижения занята долиной р.Онон. Обе впадины пограничные, так как по р.Онон проходит административная граница между Агинским Бурятским автономным округом, Оловяннинским и Шилкинским районами. Общая протяженность обеих впадин составляет более 45 км при ширине 1-4 км.

Цульская и Боржигантайская впадины составляют Ундинскую впадину.

Климат Оловяннинского района вследствие удаленности от океана и значительной приподнятости над уровнем моря (700 м) резко-континентальный (21, с.100). Он характеризуется продолжительной, морозной, малооблачной, безветренной зимой и засушливым на юге и даже прохладным на севере летом (12, с.70).

В Оловяннинском районе солнечное сияние достигает около 2 тыс. часов в год. В июле (самый жаркий месяц) температура достигает +300С, +390С, а самая низкая температура зимой в январе бывает -500С.

Большое влияние на климат оказывает рельеф. Горы не только задерживают воздушные массы и изменяют направление их движения, но и способствуют образованию местных ветров.

В котловинах формируются самые низкие зимние температуры, самое высокое на земном шаре атмосферное давление, а также большие суточные амплитуды температур и влажности воздуха.

Влияние рельефа, в том числе и котловин, сказывается на количестве атмосферных осадков: в котловинах осадков выпадает меньше, чем в горах.

Интенсивность радиационного выхолаживания в ясную и безветренную погоду во впадинах Оловяннинского района поздней весной, летом и ранней осенью является причиной возникновения заморозков.

Территория Оловяннинского района находится под воздействием воздушных масс различного происхождения. Летом господствует воздух, отличающийся сухостью и высокой температурой. В течении зимы преобладают ветры северного и северо-западного направления, а в летний период — южного и юго-восточного со средней скоростью 5-6 м/с.

Годовое количество осадков для района составляет 300-400 мм.

В Оловяннинском районе встречаются 13 типов почв из18-ти, которые встречаются на территории Читинской области. Они приведены ниже в таблице № 1 (12, с.80).

Растения применяемые в тибетской медицине